VATIKAM is the land in web space
and it's borders are defined by genius
The international association
of designers VATIKAM
Big 1078891adb
Anatolii Zhamoido
Pin Assosiation member

…КАКОЙ ПОРТРЕТ…

1637
0
5

“...Каждый шаг – на перепутье, где пройдёшь, оставив след? На песке и камнях ветхих, где живой-то жизни нет? Где война сечёт по ранам, где находит свет на свет, где весь час в пути с тобою конь, топор да пять монет? Или может – золотою да в каменьях путь-тропою ты поскачешь-понесёшься за мечтою молодой? А она – ведёт да тащит через судьбы да слова, а когда в лицо ей глянешь – нет, она не молода!..
Есть ещё одна дорога, еле видная, в туман, там блуждают смертны души, покупаясь на обман. Ищут странные виденья – эх, не сбиться бы с тропы, – Дверь, что видится немногим... А куда ступаешь ТЫ?..”
Оксана Понарошка

Свидетель
Гибели времен,
Затерянный в спиральных
лабиринтах,-
Твои глаза
Из бездн грохочущих глядят,-
Секунды сыплются
как пыль
И застряют в гигантских щелях
Недвижимого
Колеса Вселенной...

А. Кобызев

Свидетель
Гибели времен,
Затерянный в спиральных
лабиринтах,-
Твои глаза
Из бездн грохочущих глядят,-
Секунды сыплются
как пыль
И застряют в гигантских щелях
Недвижимого
Колеса Вселенной...

А. Кобызев

"Тот, кто идет не в ногу, слышит другой барабан." 
Ken Elton Kesey

"Тот, кто идет не в ногу, слышит другой барабан."
Ken Elton Kesey

Когда тебе придется туго,
Найдешь и сто рублей и друга.
Себя найти куда трудней,
Чем друга или сто рублей...

Загородил полнеба гений,
Не по тебе его ступени,
Но даже под его стопой
Ты должен стать самим собой...

Найдешь и у пророка слово,
Но слово лучше у немого,
И ярче краска у слепца,
Когда отыскан угол зренья
И ты при вспышки озаренья
Собой угадан до конца.
Арсений Тарковский

Когда тебе придется туго,
Найдешь и сто рублей и друга.
Себя найти куда трудней,
Чем друга или сто рублей...

Загородил полнеба гений,
Не по тебе его ступени,
Но даже под его стопой
Ты должен стать самим собой...

Найдешь и у пророка слово,
Но слово лучше у немого,
И ярче краска у слепца,
Когда отыскан угол зренья
И ты при вспышки озаренья
Собой угадан до конца.
Арсений Тарковский

Вовне себя ты должен стать собой,
      Творя в искусстве нежном образ свой.
Шекспир
      To give away yourself keeps yourself still, 
      And you must live drawn by your own sweet skill.

Вовне себя ты должен стать собой,
Творя в искусстве нежном образ свой.
Шекспир
To give away yourself keeps yourself still,
And you must live drawn by your own sweet skill.

Веривший прежде, что свет будет мой, -
                   ныне в плену я у темени грозной.
                   Мне не испить уже ласки земной,
                   солнечной ярости, радости звездной.

                   Кровь моя, неуловимо легка,
                   светом скользит по артерии синей.
                   Только зрачкам ни глотка, ни глотка -
                   тьма озарять будет путь им отныне.

                   Мрак без конца. Ни звезды. Ни луча.
                   Отвердеванье. Одеревененье!
                   Душно. Внести - задохнется свеча.
                   Выворот рук, и корней, и терпенья.

                   Скорби мрачнее, свинца тяжелей,
                   в черном зубов белизна захлебнется,
                   лишь темноты облипающий клей
                   в теле, в заваленном глыбой колодце.

                   Тесно мне. Смех угасает во рту.
                   Ввысь бы рвануться - не ноги - две гири.
                   Словно резиновую черноту
                   сердцем, дыханьем никак не расширю.

                   Плоть не отыщет защиты ни в чем.
                   Дальше - ночная беззвездная бездна.
                   Кто или что в ней мне будет лучом?!
                   Искру и ту в ней искать бесполезно.

                   Только огонь кулаков, и стоуст
                   страха оскал. Без конца только буду
                   слышать стеклянный разломанный хруст
                   пальцев и скрежет зубов отовсюду.

                   Не разгрести мне, не вычерпать тьмы.
                   День почернел над моей головою.
                   Кто я? Тюрьма. Я окошко тюрьмы
                   перед пустыней беззвучного воя.

                   Слышу, распахнутый в жизнь, как окно,
                   будни тускнеющие в отдаленье...
                   Все же в борьбе лишь добыть мне дано
                   свет, повергающий тьму на колени.
Мигель Эрнандес

Веривший прежде, что свет будет мой, -
ныне в плену я у темени грозной.
Мне не испить уже ласки земной,
солнечной ярости, радости звездной.

Кровь моя, неуловимо легка,
светом скользит по артерии синей.
Только зрачкам ни глотка, ни глотка -
тьма озарять будет путь им отныне.

Мрак без конца. Ни звезды. Ни луча.
Отвердеванье. Одеревененье!
Душно. Внести - задохнется свеча.
Выворот рук, и корней, и терпенья.

Скорби мрачнее, свинца тяжелей,
в черном зубов белизна захлебнется,
лишь темноты облипающий клей
в теле, в заваленном глыбой колодце.

Тесно мне. Смех угасает во рту.
Ввысь бы рвануться - не ноги - две гири.
Словно резиновую черноту
сердцем, дыханьем никак не расширю.

Плоть не отыщет защиты ни в чем.
Дальше - ночная беззвездная бездна.
Кто или что в ней мне будет лучом?!
Искру и ту в ней искать бесполезно.

Только огонь кулаков, и стоуст
страха оскал. Без конца только буду
слышать стеклянный разломанный хруст
пальцев и скрежет зубов отовсюду.

Не разгрести мне, не вычерпать тьмы.
День почернел над моей головою.
Кто я? Тюрьма. Я окошко тюрьмы
перед пустыней беззвучного воя.

Слышу, распахнутый в жизнь, как окно,
будни тускнеющие в отдаленье...
Все же в борьбе лишь добыть мне дано
свет, повергающий тьму на колени.
Мигель Эрнандес

Летает влюбленный только. Но кто полюбил настолько,
            чтоб воплотиться в птицу и распрямиться в лете?
            В ненависти погрязло все до последней дольки,
            жаждущей без оглядки взмыть опереньем плоти.

            Любить... Но кто же способен? Летать... Но кто же способен?
            Я в силах ворваться в небо, голодное от бескрылости,
            но внизу любовь задыхается, ибо в ненависти и злобе
            остается одно отчаянье и крыло не способно вырасти.

            Существо, от желаний светлое, мечется, мечется, мечется -
            хочет вырваться, чтобы свобода стала гнездом над мерзостью,
            хочет забыть наручники, вросшие в человечество.
            Существу не хватило перьев: оно утыкано дерзостью.

            Иногда оно возносилось так высоко над сущим,
            что небо сверкало на коже, а птицы - внизу и рядом.
            Душа, однажды смешавшаяся с жаворонком поющим
            и потом упавшая градом в ад, пропитанный смрадом.

            Ты знаешь теперь наверно, что жизни других - это плиты:
            живьем замуруют! Остроги - проглотят, как тварь, потроша!
            Вперед, через груды и толпы тех, кто с решетками слиты.
            Даже из клетки, где сыты, рвитесь, и кровь и душа.

            Смешное жалкое платье, моя оболочка бренная.
            Жрущая и вдыхающая огонь, пустая труба.
            Изъеденный меч, затасканный от вечного употребления.
            Тело, в тюрьме которого разворачивается судьба.

            Ты не взлетишь. Ты не можешь летать, никчемное тело,
            блуждающее в галереях, где воздух меня сковал.
            Льнущее к небу тело, которому дно надоело,
            ты не взлетишь. Все так же мрачен и пуст провал.

            Руки - не крылья. Руки - может быть, два отростка,
            предназначенные для неба, для зеленого моря листьев.
            Кровь тоскует от одиночества, ударяется в сердце жестко.
            Мы печальны от заблуждений, предрассудков и лживых истин.

            Каждый город, спешащий, спящий, обдает немотой казематов,
            тишиной сновидений, которые ливнем огненным канут в жижицу.
            Все охрипло от невозможности улететь из этого ада.
            Человек лежит, как раздавленный. Небо высится. Воздух движется.
Мигель Эрнандес

Летает влюбленный только. Но кто полюбил настолько,
чтоб воплотиться в птицу и распрямиться в лете?
В ненависти погрязло все до последней дольки,
жаждущей без оглядки взмыть опереньем плоти.

Любить... Но кто же способен? Летать... Но кто же способен?
Я в силах ворваться в небо, голодное от бескрылости,
но внизу любовь задыхается, ибо в ненависти и злобе
остается одно отчаянье и крыло не способно вырасти.

Существо, от желаний светлое, мечется, мечется, мечется -
хочет вырваться, чтобы свобода стала гнездом над мерзостью,
хочет забыть наручники, вросшие в человечество.
Существу не хватило перьев: оно утыкано дерзостью.

Иногда оно возносилось так высоко над сущим,
что небо сверкало на коже, а птицы - внизу и рядом.
Душа, однажды смешавшаяся с жаворонком поющим
и потом упавшая градом в ад, пропитанный смрадом.

Ты знаешь теперь наверно, что жизни других - это плиты:
живьем замуруют! Остроги - проглотят, как тварь, потроша!
Вперед, через груды и толпы тех, кто с решетками слиты.
Даже из клетки, где сыты, рвитесь, и кровь и душа.

Смешное жалкое платье, моя оболочка бренная.
Жрущая и вдыхающая огонь, пустая труба.
Изъеденный меч, затасканный от вечного употребления.
Тело, в тюрьме которого разворачивается судьба.

Ты не взлетишь. Ты не можешь летать, никчемное тело,
блуждающее в галереях, где воздух меня сковал.
Льнущее к небу тело, которому дно надоело,
ты не взлетишь. Все так же мрачен и пуст провал.

Руки - не крылья. Руки - может быть, два отростка,
предназначенные для неба, для зеленого моря листьев.
Кровь тоскует от одиночества, ударяется в сердце жестко.
Мы печальны от заблуждений, предрассудков и лживых истин.

Каждый город, спешащий, спящий, обдает немотой казематов,
тишиной сновидений, которые ливнем огненным канут в жижицу.
Все охрипло от невозможности улететь из этого ада.
Человек лежит, как раздавленный. Небо высится. Воздух движется.
Мигель Эрнандес

Счастье, Дело ли, Беда...
Пребываю в Бесконечность...
Пребываю в Навсегда...
Скажешь, нет такого места?

 Есть. В него уходят те
 Кто устал не в Пустоте...

Счастье, Дело ли, Беда...
Пребываю в Бесконечность...
Пребываю в Навсегда...
Скажешь, нет такого места?

Есть. В него уходят те
Кто устал не в Пустоте...

Other works

Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
916 3 8
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
916
3
8
Cover b7ad7e1852
НЕБЬЮЩАЯСЯ ИГРУШКА
Arts and crafts, Toy Design, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1016 2 24
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1016
2
24
Cover a54059486f
Восхищаясь работами ...
Architecture, Arts and crafts, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
823 1 10
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
823
1
10
Cover f8e7d9bf36
Волшебные палочки. Домик.
Arts and crafts, Toy Design, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1802 5 9
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1802
5
9
Cover 80f5f963df
ЧУДО-СПИЧКИ. Миниатюрки
Arts and crafts, Figurative art, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1483 1 9
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1483
1
9
Cover c70ddcac94
ИНТЕРЬЕР, ВИТРИНА, ДИЗАЙН
Arts and crafts, Interior Design, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1969 5 12
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1969
5
12
Cover cc95b17076
ЧУДО СПИЧКИ самолеты,пароходы
Arts and crafts, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1735 1 9
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1735
1
9
Cover 3257bcd812
ЧУДО-СПИЧКИ. ДЕТИ
Arts and crafts
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1749 0 9
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1749
0
9
Cover b154be3e05
Beading Wonders Space~ Пространство Бисерных Чудес
Illustration, Figurative art
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1902 2 10
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1902
2
10
Cover 9a54ef3c5a
ЧУДО-СПИЧКИ. ДЕТИ. ХРАМЫ
Architecture, Arts and crafts, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1414 0 5
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1414
0
5
Cover 4fc4866ef9
Ко дню рождения Пабло Пикассо
Graphic Design, Figurative art
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
2240 4 14
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
2240
4
14
Cover ccbd3a5cb1
БОГ НА ЛАДОНИ ~ GOD ON THE PALM
Arts and crafts, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1875 1 9
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1875
1
9
Cover 3271b2747b
СКАЗКИ НОВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ~Fairy Tales of the New Millennium
Figurative art
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1987 1 4
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1987
1
4
Cover 898aa27a9b
Вопросы, что не задал ты судьбе
Figurative art
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1638 0 4
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1638
0
4
Cover e5bf382b74
…КАКОЙ ПЕЙЗАЖ….
Illustration, Figurative art
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1669 1 6
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1669
1
6
Cover 540683db61
МЫ
Illustration, Photography
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
1709 2 10
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
1709
2
10
Cover a9da433e98
ЛИНИИ М ИРА ~ LINE WORLD
Illustration, Figurative art
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
2708 2 15
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
2708
2
15
Cover 65d4c1d9b2
ВОЛШЕБНЫЕ ПАЛОЧКИ ~MIRACLES OUT OF POPSICLE STICKS
Arts and crafts, Figurative art, Model Making & Prototyping
Small 1078891adb
Anatolii Zhamoido
2785 4 14
Small 1078891adb
Pin
Anatolii Zhamoido
2785
4
14
Cover e83370d945
ЗОЛОТАЯ КОЛЛЕКЦИЯ ХРАМОВ~The Golden Temples Collection 1
Arts and crafts, Figurative art, Model Making & Prototyping

Comments

You must be logged in to add comments